Унеча.net - наш город в Интернет

[вход] :: [регистрация] 



www.Unecha.net
наш город в сети Интернет


 
 

 
Наш сайт лауреат в номинации Мой дом - мой край
X Всероссийского конкурса
Патриот России 2011

Унеча.net - наш город в Интернет

Если Вы – художник, поэт или просто увлеченный человек, если у Вас сохранились какие-либо материалы, документы по истории нашего города, пространство сайта всегда к Вашим услугам.

 

GISMETEO: Погода по г.Унеча

 
Наша кнопка:

Наша кнопка для вашего сайта

 
Реклама:

Это место вашей рекламы!

 

 

 

 

 

 

 

Начало » Наши земляки » НАШИ ЗЕМЛЯКИ

НАШИ ЗЕМЛЯКИ

ОТКРЫТЬ ДЛЯ СЕБЯ АНТАРКТИДУ

Камень из Антарктиды. Меховые унты. Яйцо пингвина. Несколько памятных значков. Грамоты обладателя спортивных призов. Много фотографий. Это, пожалуй, все, что осталось у него от двух экспедиций на далекий пустынный континент Земли, вылившихся почти в четыре года. И воспоминания. И хотя прошло уже много лет, но ему все еще памятны и долгая полярная ночь, и белое безмолвие снежной пустыни, и обжигающий лицо 80-градусный мороз, и пингвины, и ледяные айсберги, и тепло крохотной арктической баньки с настоящим березовым веником, и огромный шар встающего над горизонтом солнца после стольких месяцев полярной темноты...

У каждого свой путь в Антарктиду. Сергей Седельников выбрал его не задумываясь. Было это в Кубинке под Москвой, где он служил в танковой части последние месяцы. Туда и приехал бывалый полярник, чтобы отобрать нескольких крепких и надежных парней в очередную полярную экспедицию для работы на тягачах. Поговорил он по душам с Сергеем и еще несколькими парнями и вскоре пришли к общему согласию. Договорились, что после их демобилизации из Ленинградского НИИ Арктики и Антарктиды им придут вызовы для дальнейшей экипировки и отправки на работу.

К тому времени за плечами Сергея были и десятилетка, и Рижский механический техникум, и практическая работа на мощных машинах в армии. Отслужив положенный срок и вернувшись домой в родную Коржовку, он вскоре, после небольшого отдыха, устроился на завод «Тембр» и стал ждать вызова. И он вскоре пришел, словно выстрел, всколыхнув в душе молодого человека гамму восторженных чувств и переживаний. Наконец-то сбылось желание испытать себя в настоящем деле! Он уже знал, что к полюсу холода идут крепкие и сильные люди. Он считал себя таким и был готов померяться силами с суровой стихией.

Сборы в Ленинград были недолгими. К тому времени младший брат Сергея ушел служить в армию, и провожала в дорогу Седельникова мать — Александра Михайловна да самые близкие друзья. Материнское сердце чувствительное, оно чутко подсказывало этой познавшей жизнь крестьянке, что уходит из дому ее сын не на легкие хлеба. В разговорах он обмолвился ей о суровой Антарктиде, хотя и сам еще очень мало представлял с чужих слов об этом загадочном материке. Там следовало побывать самому и испытать себя в деле.
В Ленинграде, при отборе в экспедицию кандидатур, глядели не на анкету. Упор делали на здоровье, умение, выносливость и уживчивость. Кроме всего этого, были необходимы еще такие качества, как уравновешенность, доброта, справедливость, верность мужскому слову, стремление всегда идти навстречу другому. В общем, подбирались настоящие мужчины!

Из северной столицы — поездом в Одессу, а оттуда на теплоходе «Башкирия» — в далекий путь, сначала — к берегам Африки, а затем — на южный континент. В этом первом в своей жизни морском путешествии брянский сельский парень испытал необыкновенные романтические чувства. Огромный белый теплоход, мягкий климат Черноморья, тропическая жара южных морей и океана, экзотика южных портов, невидимая досель растительность... Одна панорама сменяла другую, лицо сушили крутые соленые ветры, щедро осыпал горькими брызгами седой океан.

А вот и экватор. При его пересечении мореплаватели всегда устраивают праздник на корабле. Было такое и на «Башкирии». К нему готовились все обстоятельно, и он запомнился Сергею на всю жизнь. В память о тех незабываемых минутах у него хранится два диплома с текстом следующего содержания: «Да будет известно, что житель СССР Сергей Седельников пересек экватор на судне Морфлота, и отныне властелин морской стихии, Великий Нептун берет под свое могущественное покровительство счастливого обладателя этого диплома и повелевает оказывать ему почести, которых удостаивается каждый путешественник, переходящий из одного полушария в другое». Кстати, герой этого очерка переходил из одного полушария в другое четырежды, направляясь в Антарктиду в составе 22-й в 1976 году и 32-й в 1986 году экспедиций зимовщиков и возвращаясь обратно на родину.

Наконец, после длительного плавания караван судов с людьми и грузом подошел к причалу полярной станции Мирный. Перед будущими зимовщиками открылась бескрайняя снежно-ледяная пустыня. Зрелище на первый раз, прямо скажем, удручающее. И хорошо, что его скрасила необыкновенная радость встречи. Люди обнимались, целовались, задавали друг другу много вопросов.

Конечно же, после бородатого Нептуна, летающих рыб, величественных айсбергов все здесь выглядело гораздо иначе, мрачнее и суровее. И все же приплывшим на континент полярникам открылась столь непривычная леденящая душу пустынная красота, которую многим довелось увидеть впервые.

У родственников Седельникова сохранилось его первое письмо, посланное на родину с далекого континента: «...Антарктида, в частности Мирный, нас встретили хорошей погодой. Лето, правда, немного запаздывает, а может, и вовсе не успеет прийти. Здесь я работаю на тягаче, доставляю с корабля по льду грузы для Востока. Здесь я и еще несколько человек пробудем какое-то время, пока отправим все грузы и продукты на Восток. А потом сами полетим туда.На первых порах работы хватает, да уже и отвыкли от нее за два месяца плавания...»

В этом письме Сергей просто не смог, а может, не хотел писать родным об Антарктиде, предстоящих трудностях зимовки на станции Восток. К этому времени он уже знал, что снег здесь при большом морозе сыплется словно песок. Что ходить надо медленно, работать с частыми передышками. Что самые сильные морозы бывают в июле — августе и достигают до 80 градусов ниже нуля. А однажды на станции Восток, куда он вскоре отправится для участия в зимовке самолетом, был отмечен самый сильный мороз, известный на земле человеку,— 86 градусов.

В Антарктиде никто постоянно не живет, сюда не залетают птицы. Этот континент многие годы никто не пытался искать. Лишь 4 июля 1819 года русские капитаны Беллинсгаузен и Лазарев из Кронштадта ушли на поиски Антарктиды и 17 января 1820 года они, наконец, увидели ледяную землю. И уже вслед за ними туда начали снаряжаться экспедиции со всех частей света. А затем известный миру полярник из Норвегии Амундсен и военный английский моряк Скотт устремились к Южному полюсу. 15 декабря 1911 года первым достиг Южного полюса Амундсен, со своей экспедицией через некоторое время там побывал и Скотт, которому после посещения Южного полюса уже не суждено было вернуться на родину. Он навечно нашел себе пристанище в далекой Антарктиде.

Когда читаешь или слушаешь рассказы об этом ледяном континенте, задумываешься: что же тянет туда человека? Скорее всего, не суровая красота этой земли, не поиски приключений. Тогда что же? Деньги? Может быть, и так. Но все же, видимо, испытание человеком самого себя, победа над собой в невероятно трудных условиях! Познать это и едут в Антарктиду люди.

Первая группа полярников, с которыми прибыл Седельников на теплоходе в Мирный, через двое суток отправилась самолетом на станцию Восток. От Мирного 1420 километров, и самолет покрывает это расстояние за шесть полетных часов. Санному же поезду, снаряжать который в числе других будет Сергей Васильевич, тридцать суток пути. Самолет старенький, малогабаритный. Чтобы доставить к месту назначения всю экспедицию, летчикам надо сделать туда несколько рейсов. А пока, как мы уже знаем из письма родным, Седельников сел за рычаги управления оранжевого тягача с нарисованным на кабине пингвином, доставляя с корабля на берег продовольствие, топливо, приборы, оборудование, продукты и стройматериалы. Нелегко работать с непривычки. Но коль, как говорят, взялся за гуж... Наконец, 6 февраля 1977 года он ступил с трапа самолета на покрытую четырехкилометровой толщей льда землю предстоящей зимовки.

Станция Восток расположена на ледяном щите Антарктиды на высоте 3,5 тысячи метров под уровнем моря. Воздух там очень сильно разряжен, давление вполовину ниже обычного. Выйдя из самолета, люди дышат, как рыбы. Ступнешь шаг-другой, садишься, хочешь глубже вздохнуть — мороз не дает. Дышать надо через натянутый до самых глаз подшлемник, через отворот шерстяного свитера, через край одежды. Здесь не то что работать, человек вначале двигаться не в состоянии. Люди с трудом переговариваются, испытывая головную боль, рвоту и тошноту. Лишь спустя три-четыре дня адаптации привыкают, начинают отходить. Некоторые не выдерживают, их увозят обратно.

Все это пришлось испытать и Сергею Седельникову. Он не сплоховал, здоровье не подвело его, он оказался крепким орешком, пожалуй, крепче многих других. Уже на второй день после прибытия он сел работать на бульдозер. И как работал! У него сохранились отзывы о своей работе от начальников обеих экспедиций, которые красноречиво свидетельствуют о его делах. Он ведь в самых экстремальных условиях мог сутками не вылезать из кабины тягача или бульдозера. По словам Сергея Васильевича, любая машина в Антарктиде имеет отдых, бульдозер его не имеет. Идет постоянная война со снегом. То нужно чистить, укатывать полосу, чтобы принять очередной самолет, то откапывать склад, то буксировать тягач, прокладывать путь к буровой вышке, метеоприборам, наконец, заготавливать снег для воды.

Соседями были вот такие забавные жители

Кстати, этой работой занимались все без исключения. Люди выходили на чистые участки снега с ручными пилами и нарезали из него огромные кирпичи. Затем бульдозером снег заталкивался в специально подогреваемую емкость, а уже оттуда вода с помощью насосов поступала на камбуз, в кают-компанию, жилые постройки.

Одевались зимовщики тепло. Унты, меховая куртка, а под нее еще и кожанка, чтобы не продувало ветром, рукавицы на меху, на лицо — шерстяной подшлемник. Когда солнце — обязательно одевай темные очки, без них нельзя. Случалось, что и обмораживали лицо, руки по неосторожности.

Механиков в экспедиции трое. Работы всем хватает. Один — на тягаче, второй — на бульдозере работает, третий несет вахту в помещении электростанции, затем менялись местами.

Электростанция — сердце Востока. Она — и тепло, и свет. Она — жизнь. Все может случиться во время зимовки, но чтобы остановилась работа дизелей — такого еще никогда не было. Тогда всему крышка. Ответственность за это на механиках сверхогромная. Может быть, поэтому их не посылали дежурить на камбуз. Зимовавший в экспедиции американец тоже не стал исключением.

Вспоминал Седельников, как во время его второй экспедиции в Антарктиду на электростанции Востока случилось «ЧП» — вышли из строя два из трех дизелей. Трое механиков ценой нечеловеческих усилий почти сутки «лечили» оба мотора. Надеяться им было не на кого, помощи ожидать неоткуда. Неполадку все-таки устранили, но чего это стоило людям. После двое товарищей Сергея Васильевича ушли отдыхать, а он остался нести вахту еще на протяжении шести долгих часов. А когда сменился, тут же свалился с ног и проспал целые сутки.

Взаимопомощь, взаимовыручка у полярников — дело обычное. Скажем, много работы было всегда у аэрологов и синоптиков. Они часто запускали в небо наполненные водородом шары, чтобы затем с большой высоты радиопередатчик слал сигналы о скорости ветра, температуре, давлении атмосферном, о космических излучениях и т. д. Оказывается, непростое это дело — запустить в сильнейший буран шар-зонд. Бывало, что такой шар вместе с приборами срывало с крепления перед запуском и уносило ураганным ветром. Приходилось делать работу сначала.

Много времени уходило на отогревание и перекачку в запасные резервуары доставленного санными поездами топлива. Его отогревали электрическими тенами и перегоняли затем солярку из емкости в емкость с помощью насосов.

Станция Восток на Антарктиде
Станция Восток на Антарктиде

На станции каждый занимался своим делом. Люди жили мирно, дружно. Иначе там нельзя. Там все на виду друг у друга. Все показное, ненастоящее уходит. Остается добропорядочность, крепкая спайка горстки людей. В первую экспедицию на ледовый материк Седельникова их было 21 человек, во вторую, кажется, 24 (начальник, врачи, радисты, повар, механики, остальные — ученые). Ценой невероятных усилий люди добывали для науки крупицы знаний. Станция Восток является центральным местом ледяного щита Антарктиды. Как ведет себя лед? Как ведут себя ветры? Это надо было знать каждый день. И не только это. Ученым хватало работы. Не потому ли во всем мире с нетерпением ждут информацию с Востока? И она регулярно поступает оттуда, несмотря ни на что.

А еще станция Восток многие годы служит перевалочной базой для санно-тракторных поездов, отправляющихся с Мирного, Молодежной, Лазаревской вглубь материка на изучение «белых пятен».

В кают-компании сбор четыре раза в день. Завтрак, обед, ужин, кино. Особое удовольствие полярников — баня. В разговоре Сергей Васильевич обмолвился о том, с каким старанием он заготавливал во вторую свою экспедицию небольшие венички из кудрявых берез, как затем в спешке забыл их и очень жалел об этом. Однако березовыми вениками все же парились докрасна в жарко натопленной баньке. Их доставляли на станцию вместе с продуктами питания, одеждой, оборудованием. А после бани пили стограммовку, и каждый наверняка вспоминал после этого свою малую родину, знойное лето, зелень луга, плавное течение воды в речке или звонкое журчание родника за околицей дома.

Оторванная от всего мира горстка людей работала и жила по своим, известным только им одним, меркам. Проводя огромнуюнаучно-исследовательскую работу вдали от родины, полярники не унывали, не теряли чувства юмора. Праздники в кают-компании были настоящими. Особенно старательно готовились к встрече Нового года. К этому дню приберегали все лучшее из продуктов, хлопотали, украшая настоящую елочку, привезенную сюда из далекой России кем-то из предусмотрительных полярников.

Для каждого зимовщика большая радость — радиограмма от родных и друзей, получить ее в канун Нового года — радость вдвойне. Их получали почти все за десятки тысяч километров. «Праздник прошел у нас хорошо,— радировал в Унечу Седельников,— было шампанское по этому поводу, немного водки. Новая смена привезла свежие фрукты, соки. Закуска была из камбуза распрекрасной. Но что выпивка и еда по сравнению с вашим радиоприветом. Услышать, Валюша, твой голос, голос сына Сашки, ваши поздравления — это сверх всякой радости, хотя Новый год мы встретили действительно весело и радостно перед отправкой домой. Самолеты обещают прилететь 2 или 3 числа. Так что скоро встретимся...»

А перед этим, прежде чем отойти ко сну после встречи Нового года, он мысленно обращался к родному дому. Растрогала радиограмма жены, защемило сердце полярника. Мысленно он перенесся в родной городок, вошел в открытую дверь построенного собственными руками добротного дома на тихой и окраинной улочке Унечи, обнял и расцеловал жену, ребятишек. И начались расспросы обо всем. Запах родного очага... Семейный ужин... Мягкая постель... А назавтра он шел в близлежащую деревушку Коржовку навестить мать, затем в автоколонну, чтобы встретиться с ребятами, с которыми столько лет, работая бок о бок, делил свои радости и печали... Представил он себе летнюю Унечу, когда в ней в знойном августе пахнет настоем хвои, спелыми яблоками и малиной. Представил сосновый бор за околицей и купающихся в пыли на проезжей части улочки кур.
Лишь под утро уснул покоритель Антарктиды на той же самой койке, на которой спал он в отдельной комнатке и в первую, и во вторую экспедиции. И эти мысли его, воспоминания о родном городке, семье, доме продолжались и во время его неспокойного сна.

А утром — снова работа. В домиках полярники только спят. Вся их жизнь — на улице, на вахтах, в камбузе, в комнате отдыха. Двигатели в электростанции работают беспрерывно. От них — свет и тепло. Наготове двигатели запасные. Так что четкий ритм работы исследователей не нарушается. Одно плохо — мучает высота, дышится нелегко. Надоели всем самые сильные на земле ветры, морозы. При выдохе на улице воздух замерзает, образуя ледяные песчинки. Дышать опять же надо с опаской. Даже металл при морозе под 70 градусов становится хрупким. Кабель ломается, словно соломинка, резина крошится, как черствая булка. А в остальном все в порядке.

В разговоре со мной припомнил Сергей Васильевич происшедший с ним случай, когда он впервые прибыл с материка на станцию Мирный. Тогда он на вездеходе доставлял по льду с корабля на берег прибывшие грузы. И буквально в первые дни пребывания в Антарктиде испытал одну из самых ледяных опасностей для полярника — оказаться в трещине. Однажды он вдруг ни с того, ни с сего увидел, как вездеход медленно стал клониться в невесть откуда взявшуюся зияющую пустотой трещину. Оказывается, проломилась невидимая глазу снежная крышка трещины. Тут же выпрыгнул из кабины, а тяжелая машина правым боком чуть ли не с верхом кабины ушла в эту трещину, там и застряла. С помощью подошедшего тягача вытащили машину на лед.

Не удержался от банального вопроса и спросил у собеседника о самой большой трудности для зимовщика. «Далеко от дома»,— был ответ Седельникова. И еще он сказал мне, что станция Мирный в Антарктиде, куда он дважды высаживался, прежде чем улететь на Восток, была курортом по сравнению с полюсом холода, на котором он провел около четырех лет. Об Антарктиде вы ни от кого не услышите восторженных слов, говорил Седельников. Невыносимый мороз, лютая пурга, безмолвие. Ее лучше всего видеть с кормы корабля, отправляющегося на родину.

За долгие годы с начала освоения Антарктиды на станции Восток сменилось много экспедиций. У большинства их участников стало правилом: покидая этот неласковый материк, оставить там память о себе, о своей малой родине. С чьей-то легкой руки, уже и не определить, в каком году, на ледяном аэродроме был установлен столб, на котором полярники стали прикреплять стрелки-указатели с названием своих городов и расстоянием до них от Востока. Читаем на некоторых: Москва — 15621 км, Ленинград—16188 км, Калинин — 15476 км, Ярославль— 16753 км, Северный полюс — 18749 км... Оставил на этой станции Сергей Васильевич Седельников и имя родного города. Своими руками он изготовил стрелку-указатель, написал на ней название Унечи и цифру 15929 км и прикрепил ее в числе других к столбу.

Сергей Васильевич СЕДЕЛЬНИКОВ
Сергей Васильевич СЕДЕЛЬНИКОВ в 15929 километрах от своей Унечи

Десять лет прошло с тех пор, как покинул станцию Восток Сергей Васильевич Седельников. Однако ему никак не забыть проведенные там месяцы, годы.

Радость первопроходца, радость открытия всегда остается в человеке, каким бы трудом это ему ни давалось. Заканчиваю этот очерк откровением молодого ученого-полярника Андрея Капицы, высказанным им много лет назад: «Как человека-романтика меня всегда увлекала красота ледяной Антарктиды. На первый взгляд она всегда одинакова. Это неверно. В тихий солнечный день она ласковая. Солнце греет мягко и нежно. На крышах тракторов появляются сосульки, хотя мороз за 40 градусов. В такие дни не хочется уходить в наши жилые конурки. Бывает Антарктида и злой. Ревет пурга, мороз забирается в сапоги. Лицо — повернешься к ветру — мгновенно покрывается ледяной коркой. На коже остаются «поцелуи» ее величества Антарктиды. Может быть, это сентиментально, но в такие минуты тоже радуешься и бываешь доволен собой. А потому радость открытия здесь — лучшая из наград за лишения, на которые себя обрекаешь...»

Познакомил с этим высказыванием Седельникова в конце нашей продолжительной беседы об Антарктиде и его работе на станции Восток. Сергей Васильевич помедлил с ответом, задумался и сказал:
— Да, пожалуй, все так.

Петр Чубко
из книги "На пороге столетий"

оглавление

 


22.04.2018г.
Доброй ночи!

130 лет

23.02.2018г. C Днем защитника Отечества!
31.12.2017г. С наступающим Новым 2018 годом!
23.09.2017г. С Днем освобождения Унечи и Унечского района!

все новости

Случайное фото:
природа
перейти в фотоальбомы

 
Сейчас в беседке (0)
    никого нет
[присоединиться к беседе]
 
Внимание! Опрос!

Довольны ли вы качеством воды из-под крана?

Да
Почти
Не совсем
Нет
Мне все равно


результаты

Афоризм дня
У каждого человека три характера: тот, который ему приписывают, тот, который он сам себе приписывает, и тот, который есть в действительности.

Гюго.

 

 




[Добавить в закладки]


   
    »

Дизайн, программирование и идея сайта -bas- © 2006-17г.

Город расположен в верховьях реки Унечи (приток Ипути, бассейн Днепра), в 140 км к юго-западу от Брянска. Поселение возникло в 1887 году как станция Полесской железной дороги. После проведения в 1929 году линии Харьков — Орша, Унеча становится крупным железнодорожным узлом и начинает интенсивно развиваться. В 1940 году Унеча получила статус города районного подчинения. В период Великой Отечественной войны город был оккупирован. Освобождён от фашистов 23 сентября 1943 года.