Унеча.net - наш город в Интернет

[вход] :: [регистрация] 



www.Unecha.net
наш город в сети Интернет


 
 

 
Наш сайт лауреат в номинации Мой дом - мой край
X Всероссийского конкурса
Патриот России 2011

Унеча.net - наш город в Интернет

Если Вы – художник, поэт или просто увлеченный человек, если у Вас сохранились какие-либо материалы, документы по истории нашего города, пространство сайта всегда к Вашим услугам.

 

GISMETEO: Погода по г.Унеча

 
Наша кнопка:

Наша кнопка для вашего сайта

 
Реклама:

Это место вашей рекламы!

 

 

 

 

 

 

 

Начало » Наши земляки » НАШИ ЗЕМЛЯКИ Ефрем Иванович Гаманков

НАШИ ЗЕМЛЯКИ

Ефрем Иванович Гаманков

В ПЛЕНУ ОКЕАНА

«В октябре 1937 года после окончания гидрографических работ ледокольно-транспортное судно арктического флота СССР «Седов» вместе с ледокольными пароходами «Садко» и «Малыгин» было зажато льдами вблизи острова Бельковского (Новосибирские острова)... Летом 1938 года к группе дрейфующих судов пробился ледокол «Ермак», который вывел из дрейфа пароходы «Садко» и «Малыгин». Попытка освободить «Седова», получившего во время сильных сжатий льда повреждение руля, не увенчались успехом. Он был превращен в дрейфующую научно-исследовательскую базу. Ледовый дрейф «Седова» продолжался 812 дней...»

(Большая Советская Энциклопедия.)

Есть неподалеку от Унечи село Робчик. Оно одно из древнейших на Брянщине поселений. Опись Новгород-Северского наместничества от 1641 года гласит: «Принадлежит оное село Киево-Печерской лавре при протоке Дерне. Дворов 31. Бездворых 3. Сеют здесь коноплю, но больше упражняются продажей дворов с монастырской пущи и делают колеса и сани. Продают в Стародуб пеньку и сено».

Мало чем напоминает о временах минувших сегодняшний Робчик. Разве что вот эти вязы да стоящий чуть поодаль от них остов церквушки, заросший непролазной цепкой ежевикой.

Среди многочисленных снимков заслуженных людей села Робчик в школьном музее — фотография моряка. На груди — Звезда Героя Советского Союза. Судя по «крабу» на флотской фуражке и покрою форменной одежды, смотрящий с фотографии человек не был военным моряком. Короткая подпись под снимком: «Гаманков Ефрем Иванович».

...Школа, в которой учился Ефремка, была на другом конце села. Туда и топал по утрам малолетний сын крестьянина Ивана Савельевича, в семье которого помимо него было десять душ.

Ефрем ГаманковМог Ефремка и стол сработать, и табурет смастерить, и ложку из липы вырезать, утицу из бересты под квас. Весь в отца пошел: Иван Савельевич Гаманков — первый в округе плотник.

Мать Ефрема умерла рано. С малых лет отец наставлял: «Больше всего людское уважение цени, слабых не обижай, перед сильными не робей».

В четырнадцать Ефрем работал на местном лесоповале чокеровщиком, а через два года отец отпустил его на заработки в архангельский край. Вместе с Ефремом увязался и его дружок Егор Башмаков. Завербовались на три года. Невдомек тогда было Ефрему, что это решение круто изменит всю его дальнейшую жизнь.

Пока добирались, обзавелся Ефрем... тельняшкой. Подарил матрос, с которым ехали на крыше поезда. Ефрем спас его от верной гибели: чуть не снесло тому голову на мосту...

— Два года были путейскими рабочими, ну а потом подались на лесозаготовки на реку Колу,— вспоминал Егор Яковлевич Башмаков.— Четыре раза Ефрем гонял плоты молевого леса по Коле до Кандалакши.

Но в его душе все это время таилась мечта стать матросом. Поехал в Мурманск. В отделе кадров управления безопасности кораблевождения на морях и реках Севера предложили должность матроса на одной из лоцмейстерских станций с условием, что он пройдет трехмесячные учебные курсы.

Летом 1934 года Ефрем Гаманков стал загребным на шлюпке, в которой доставлял лоцманов через залив в Мурманский порт.

Из его характеристики, помещенной в музее Мурманского пароходства: «...В свирепый шторм, когда даже самый отчаянный смельчак не решится пуститься в плавание по бушующему морю, шлюпка Гаманкова по первому же вызову отчаливала от лоцманской брандвахты. Он доставляет на борт проходящих кораблей лоцмана...»

После ходил на судах, которые вели гидрографические работы на реках и в бухтах Белого моря, на ледокольном пароходе «Таймыр», парусно-моторном судне «Исследователь» полярного института рыбного хозяйства и океанографии. Пути его все дальше уходили на Север.

Из послужного списка Е. И. Гаманкова: «Непартийный большевик матрос Гаманков, где бы ни работал, завоевывал всеобщее уважение своей решимостью, исключительной дисциплинированностью, умением делать четко все, что ему поручалось».

Весной 1937 года Ефрем окончательно переходит в арктический флот.


Шесть суток пробивался «Ермак» сквозь тяжелые льды к каравану дрейфующих кораблей. На исходе седьмых заметили расплывчатые очертания трех судов. Флагман пытался буксировать «Георгия Седова» вслед за выведенными на обратный курс «Садко» и «Малыгиным». Не удается: на «Седове» сломан руль, к тому же кораблю мешает огромный ледяной нарост, приросший к днищу. Лопнул стальной трос, затем еще один. В это время «Ермак» теряет левый винт. Ясно: буксировать он не сможет.

Четыре капитана собрались на совет. Проложенный «Ермаком» путь в любое время мог быть закрыт льдами. «Седову» предстояло оставаться на вторую зимовку. Назначенный его капитаном вместо заболевшего прежнего штурман ледокола «Садко» Константин Сергеевич Бадигин принимает решение: остаться. Он понимал, как устали люди, как истосковались по земле, по родным, что некоторые члены экипажа по состоянию здоровья не могут дальше оставаться в дрейфе. И поэтому в команде «Седова» произошла замена: с «Ермака» перешли шесть добровольцев. Среди них матрос первого класса Ефрем Гаманков.

Георгий Седов среди льдов

На мачте «Седова» взвился флаг: «Счастливого плавания!» В ответ на «Ермаке» и «Садко» подняли сигнал: «Счастливо оставаться!»

Из дневника радиста Н. М. Бекасова:

«5 сентября 1938 г. Начался первый день зимовки с авральных работ: грузили снаряжение, приборы и горючее, оставленные нам на льду...

10 октября. Утром получили сообщение, что на помощь к нам идут ледоколы «Сталин» и «Литке». Внезапно наступило похолодание. Льды задвигались. Нас снова понесло на север. Ледоколы из-за тяжелых льдов вынуждены возвратиться к мысу Челюскина.

12 ноября. Большое ледяное поле, где находились палатки с метеорологическим оборудованием, вдруг стало расходиться. Объявлен аврал. Гетман, Гаманков, Соболевский через ледяные трещины перенесли аварийный груз в другое место.

13 ноября. Подвижка льдов продолжается. В палатке с аварийным грузом все время дежурят Гаманков, Буторин и другие».

Это было только начало. А вот что рассказал бывший механик «Седова» Сергей Дмитриевич Токарев, один из пятнадцати отважных:

— Уже почти месяц находились в дрейфе. Слышим однажды сильные удары в правый борт корабля, который вдруг стал быстро крениться. Бросились перемещать угольные запасы к противоположному борту. Но крен увеличивался. Накачали воду в правый котел. Не помогло. Тогда стали перетаскивать ящики с тяжелым грузом, стараясь выправить судно. И так двое суток без сна и отдыха — туда-сюда... А корабль, словно ванька-встанька, переваливался с одного борта на другой, а потом... неожиданно выпрямлялся. Как выяснилось, всему виной была «борода» — огромная ледяная глыба, примерзшая к днищу. Через несколько дней — опять аврал. Вместе с Алферовым, Гаманковым и Недзвецким побежали в машинное отделение. При тусклом свете фонаря обнаружили течь. Начали откачивать воду ручным насосом. Не помогло. Решили опуститься за борт и заткнуть отверстие снаружи. Спустили резиновую шлюпку между кораблем и льдиной и стали по очереди — Гаманков был на страховке — нырять прямо в одежде в воду, чтобы заткнуть отверстие в корпусе паклей, смазанной тавотом. Течь была ликвидирована.

Седовцами было измерено 38 океанских глубин со взятием — впервые — проб в этой части океана.
Как-то Гаманков с Буйницким отправились на магнитные наблюдения. Не успели они подойти к павильону, как льды задвигались, и павильон рухнул. Собрав приборы, полярники возвращались на корабль. И тут под Буйницким не выдержал лед. Заметив, что товарищ попал в беду, Гаманков тут же пополз к нему и помог выбраться на льдину.

За тяжелой до изнеможения работой время летело незаметно. Трудности будней скрашивали седовцы охотой, спортом, учебой, песней. На корабле имелись пианино, гармонь, патефон, гитары. По весне, когда возле корабля образовывались разводья, опускали на воду легкие байдарки, резиновые надувные лодки — и отводили душу. В волейбол играли прямо на льду в меховых куртках и теплых рукавицах. Крутили кинофильмы, до дыр зачитывали книги. Шла техническая учеба. Регулярно выходила стенгазета «Мы победим!».

В праздники на борт шли поздравления от руководителей партии и правительства, Главсевморпути, родных и близких, от знакомых и незнакомых. Страна ловила каждую весточку о дрейфе.

Дизели не работали. Электричества не было, пользовались керосиновыми лампами. Да вот беда — при столкновении корабля со льдами все стекла к лампам разбились. Чем заменить ламповое стекло? Кого-то из команды осенило, и в ход пошли банки из-под фруктового компота, бутылки.

Однажды вечером старое ледяное поле, на крепость которого седовцы надеялись, вдруг покрылось черными разводьями трещин. Недалеко стояли домик и палатки со всеми аварийными запасами. В это время Гаманков и Буйницкий проводили наблюдения. Сигнала «Возвращайтесь!» они не заметили. Ветер усиливался. И вот из темноты, вздыбившись и сокрушая все на своем пути, вырос многометровый ледяной вал. Он докатился до палаток. Стала раскалываться льдина, где находилось снаряжение. На глазах палатки уплывали в ночь. Но, к счастью, льдина с палатками сравнительно недалеко остановилась.

Льдины пошли на корабль. Казалось, ледяной вал расплющит «Седова». Но и на этот раз удача сопутствовала зимовщикам. Корабль спасла подушка молодого льда, которая приняла удар на себя.

И таких опасных моментов за время длительного дрейфа у пятнадцати седовцев было бесчисленное множество.

Море Лаптевых, Гренландское море, вся центральная часть Северного Ледовитого океана — таков путь отважного экипажа ледокола. Полярные льды увлекали их все дальше на Север...

Приближалась двадцать вторая годовщина Великого Октября. Этот всенародный праздник седовцы в третий раз готовились отмечать во льдах. Украсили корабль флагами, зажгли факелы и со знаменами вышли на лед. Короткий митинг. Зимовщики верили, что это последний их праздник среди бескрайнего белого безмолвия. К этому времени уже было пройдено с дрейфующими льдами около пяти тысяч километров, судно выдержало 153 сжатия, проведены обширные исследования океана.

В середине декабря узнали, что правительство приняло решение организовать экспедицию на ледоколе «Иосиф Сталин» для вывода «Седова» из льдов. Начальником ее был назначен Иван Дмитриевич Папанин.

Газета «Правда», 9 января 1940 года: «Ледокол «И.Сталин» сегодня в 1 час снова стал пробиваться навстречу ледоколу «Седов». До 9 час. прошли 2,5 мили, но опять встретили старое поле льда толщиной 2—3 метра. Пытаемся пробить его. Впереди совсем ясно видим огонь на мачте «Седова». И. Папанин».

«Правда», 14 января: «...13 января 1940 года в 12 час. 07 мин. ледокол «Иосиф Сталин» подошел к борту ледокольного парохода «Георгий Седов». Все члены экипажа здоровы. Приступаем к выполнению второй части задания. И. Папанин».

— Когда корабль подошел к Мурманску, и мы увидели Ефрема,— вспоминает сестра героя Степанида Ивановна,— он был бледный, с перевязанной бинтом головой. Отыскав нас в толпе глазами, тут же бросился навстречу. Подхватил на руки дочку Тосю, прижался к ней лицом. Долго стояли мы обнявшись, не находя слов. Потом брат повел нас показывать свой корабль...

В своем выступлении на митинге капитан К. С. Бадигин говорил и о матросе Ефреме Ивановиче Гаманкове:

— Работая на судах Арктического флота, он показал себя настоящим моряком. Таким же мы видели его и в дрейфе. Велико лепным работником, отличным членом экипажа был он на протяжении нашего нелегкого пути в океане. Он как будто создан для такого трудного дела, как дрейф «Седова». Он был и отличным кочегаром,
и хорошим такелажником, и поваром. Пожелаю начальнику всякой полярной станции, всякому капитану, чтобы в его коллективе было больше таких людей, как матрос Гаманков.

Ефрем Иванович Гаманков3 февраля 1940 года Ефрему Ивановичу Гаманкову присвоено звание Героя Советского Союза.
 

Газета «Орловская правда» писала 8 февраля: «У Ивана Савельевича Гаманкова большой праздник. К нему беспрерывно приходят односельчане-колхозники сельхозартели имени Карла Маркса и поздравляют его с присвоением сыну Ефрему, матросу ледокола «Седов», звания Героя Советского Союза...»

Начало войны застало Е. И. Гаманкова в Москве, где он учился в Промышленной академии. Подал рапорт о переводе во флот. Вскоре бывшего полярника направили на Дальний Восток. Плавал на кораблях «Смольный», «Ким», «Кулу», «Красногвардеец». Сопровождал караваны кораблей, доставляющих грузы из США.
Работал на рыболовецких судах Владивостокского и Сахалинского пароходств. В 1951 году Ефрем Иванович скончался после тяжелой болезни. Похоронен он во Владивостоке.

Из характеристики, которую дал Гаманкову легендарный Папанин:

«...Среди героев-седовцев мне особенно памятен матрос ледокола Ефрем Иванович Гаманков. Сын брянского крестьянина, с детства познавший трудности бедняцкой жизни, он смело шагнул в арктические широты. И эту уверенность в своих силах дали ему Коммунистическая партия, наш народ. Он был любимцем экипажа седовцев.

Как сейчас помню его, плечистого, крепко сбитого, с обветренным северными морозами лицом. Таким он и остался в моей памяти.

Жители Брянщины, где родился и вырос Ефрем Иванович Гаманков, могут гордиться своим славным земляком».

Решением исполкома Старогутнянского сельского Совета центральная улица села Робчик, бывшая Заречная, переименована в улицу имени героя-полярника Е. И. Гаманкова. Имя седовца присвоено одной из улиц города, через которую идет дорога на Робчик.
 

Ю. Раханский
П. Чубко
 

оглавление


22.04.2018г.
Доброй ночи!

130 лет

23.02.2018г. C Днем защитника Отечества!
31.12.2017г. С наступающим Новым 2018 годом!
23.09.2017г. С Днем освобождения Унечи и Унечского района!

все новости

Случайное фото:
улица
перейти в фотоальбомы

 
Сейчас в беседке (0)
    никого нет
[присоединиться к беседе]
 
Внимание! Опрос!

Довольны ли вы качеством воды из-под крана?

Да
Почти
Не совсем
Нет
Мне все равно


результаты

Афоризм дня
Будем сами дуть в свои паруса!

Ежи ЛЕЦ

 

 




[Добавить в закладки]


   
    »

Дизайн, программирование и идея сайта -bas- © 2006-17г.

Город расположен в верховьях реки Унечи (приток Ипути, бассейн Днепра), в 140 км к юго-западу от Брянска. Поселение возникло в 1887 году как станция Полесской железной дороги. После проведения в 1929 году линии Харьков — Орша, Унеча становится крупным железнодорожным узлом и начинает интенсивно развиваться. В 1940 году Унеча получила статус города районного подчинения. В период Великой Отечественной войны город был оккупирован. Освобождён от фашистов 23 сентября 1943 года.