Унеча.net - наш город в Интернет

[вход] :: [регистрация] 



www.Unecha.net
наш город в сети Интернет


 
 

 
Наш сайт лауреат в номинации Мой дом - мой край
X Всероссийского конкурса
Патриот России 2011

Унеча.net - наш город в Интернет

Если Вы – художник, поэт или просто увлеченный человек, если у Вас сохранились какие-либо материалы, документы по истории нашего города, пространство сайта всегда к Вашим услугам.

 

GISMETEO: Погода по г.Унеча

 
Наша кнопка:

Наша кнопка для вашего сайта

 
Реклама:

Это место вашей рекламы!

 

 

 

 

 

 

 

Начало » История » МЫ ЖЕЛЕЗНЫМ КОНЕМ ВСЕ ПОЛЯ ОБОЙДЕМ

МЫ ЖЕЛЕЗНЫМ КОНЕМ ВСЕ ПОЛЯ ОБОЙДЕМ...

Бурей пронеслась гражданская война, оставив за собой разрушения, нищету, голод и болезни. Кто был никем, тот станет всем... Все, что пережила страна, как в капле воды, отразилось и в жизни нашего района.

Вся земля крупных владельцев была разделена по едокам. В среднем на крестьянское хозяйство приходилось восемь гектаров сельхозугодий, из которых пашня занимала чуть более 5 гектаров. Давняя мечта крестьянина стать собственником земли осуществилась, кропотливый труд на ней приносил свои плоды — быстро росло количество крепких крестьянских хозяйств. С 1913 по 1927 годы более чем на треть увеличилось количество середняков. Возросло производство зерна. Однако крестьяне продавали лишь десятую часть товарного хлеба. Земля обрабатывалась примитивными методами без использования высокопроизводительной техники, которая была недоступна земледельцу. Сельхозмашинами владели только зажиточные крестьяне, которых было полтора процента. Почти четвертая часть крестьян арендовала жнейки, сеялки, веялки, молотилки. За аренду техники крестьянин платил хлебом. Пятая часть крестьян была безлошадною.

В таких условиях сельский производитель едва мог прокормить только себя, а стране нужен был хлеб. Действовала продразверстка: крестьяне на сходах сами решали, сколько кому сдавать зерна. Например, в сентябре 1929 года 225 пудов хлеба сдали крестьяне деревни Коробоничи. Общее собрание бедноты деревни Писаревка постановило: «План по заготовкам поддержать и выполнить». В Павловке беднота организовала Красный обоз имени газеты «Труд». Планы по хлебозаготовке одобрили в Ивайтенках, Староселье, Найтоповичах, Волкустичах и других селах.

Зажиточные крестьяне недоброжелательно отнеслись к этой кампании, так как основная тяжесть выполнения продзаготовок возлагалась на их плечи. В Старой Гуте постановили в счет плана собрать 1275 пудов зерна, из которых 1000 пудов «разверстать» на зажиточных крестьян. Именно в Старой Гуте и было сильное сопротивление проводимым мероприятиям. Крестьяне здесь открыто саботировали постановления комбедов.


Колхоз "Сознание", Лизогубовка, 1931 год

Партия держала курс на объединение крестьянства в коллективные хозяйства. В коммунах и сельхозартелях виделась организация людей, способная повысить производительность труда, механизировать производство, поднять продуктивность полей и ферм. И все же созданные коллективные хозяйства работали неэффективно, хлеба по-прежнему не хватало. Единоличник оставался главным поставщиком государства. Более того, крестьянин не был хозяином своей продукции. 107 статья уголовного кодекса запрещала продавать хлеб, что снижало заинтересованность в расширении посевов, а за недосев карала статья 67. Все это вызывало недовольство крестьянства.

Кулаки стреляли в активистов, саботировали решение властей, вели открытую пропаганду против создания коллективного хозяйства.

Окружная газета «Труд» в статье «Не останавливаться на достигнутом» резко критиковала руководство Унечского района за искривление линии классовой борьбы и торможение роста и работы колхозов. Бюро Унечского райкома быстро отреагировало на критику и приняло решение гнать процент коллективизации. В 1930 году было решено объединить в коллективные хозяйства 35 процентов крестьян, или около 3500 дворов.

Для ускорения коллективизации в села были направлены представители рабочих комитетов. Шестеро из так называемых Двадцатипятитысячников — рабочих завода «Профинтерн» прибыло в Унечский район. Один из них стал председателем артели в Староселье, второй в Горянах и т. д.

Планы по коллективизации в районе были перевыполнены, о чем в феврале 1930 года активисты рапортовали окружному комитету компартии. Однако не все было так, как писалось в газетах. В большинстве своем крестьяне с тревогой встречали реформы. Психология собственника сопротивлялась насильственному отчуждению нажитого непосильным трудом. Крестьяне не очень-то стремились работать вместе. К примеру, такие коллективные хозяйства, как в Лыщичах, имели пять лошадей и четыре плуга.

На общем собрании селян Старой Гуты Агриппина Ращинская резко выступила против создания колхоза. В документах партийного архива великое множество фактов, подтверждающих неприятие крестьянами коллективизации.

Параллельно с коллективизацией шел процесс раскулачивания. Середняк стал разбазаривать, сокращая поголовье скота, свое имущество, за что тоже попал в немилость. В сводках Унечского райкома 1927 года есть факты раскулачивания и середняка. После нашумевшей статьи Сталина «Головокружение от успехов» крестьяне стали массово выходить из колхозов. В 1930 году в Унечском районе четверть колхозников покинули коллективные хозяйства. Из 4700 сельхозартелей.и кооперативов осталось 3460.

Первая районная партийная конференция, выполняя решения ЦК ВКП(б), поставила вопрос о районировании. Уезды были слишком велики и громоздки в управлении. Чтобы приблизить руководство к массам, было решено создать район и ликвидировать волости и уезды. Унечский район был создан на базе Унечской волости с присоединением сельских Советов Старосельской, Ивайтенской, Лыщичской волостей. Границы современного района были очерчены в 1929 году.

Несмотря на «перегибы», коллективизация на селе продолжалась. Всех несогласных объявляли кулаками и подкулачниками. В апреле 1930 года были установлены льготы для колхозов и ужесточены ставки продналога для единоличника. Кроме того, крестьяне-колхозники теперь могли иметь и свое личное подворье. Постепенно процесс становления колхозов углублялся. 1932 год был годом сплошной коллективизации. С 1930 года по 1932 год в районе отмечается рост коллективных хозяйств на 10 процентов. Появился опыт работы сообща, совершенствовались методы самоуправления, постепенно колхозы набирали силу.

Колхоз "Сознание", Лизогубовка, 1931год
 

События более чем 70-летней давности доходят до нас в скупых строках архивных документов. Успешно трудились на своей земле труженики колхоза «Сознание» из Лизогубовки, колхозники «Ленинского пути» из Староселья и другие. В районе в то время насчитывалось около 90 колхозов. Для механизации агротехнических работ в районе были организованы две МТС — в Унече и Рассухе, имевшие комплекс почвообрабатывающей, посевной и уборочной техники (кроме автомашин, которые хозяйства покупали самостоятельно). Но в МТС не было необходимых условий для обслуживания техники.

Несмотря на многочисленные трудности, железный конь шел на смену крестьянской лошадке. «Мы железным конем все поля обойдем. Уберем, и посеем, и вспашем» — звала тогда на трактор молодежь известная песня.

Смышленых парней посылали на курсы трактористов в Унечу. В 1936 году право управления трактором получили 106 человек, среди которых были и девушки: Т. Кащеева из колхоза «Красная Заря», О. Пузик из Писаревки, М. Слепцова и М. Сычева из Лыщич и другие. Трактористы обеспечивали достаточно высокую по тем временам выработку — 422 гектара мягкой пахоты на условный трактор.

В 1936 году в районных колхозных школах готовили кадры техников-полеводов, животноводов, счетоводов и т. д.

В 1941 году в районе было уже 99 колхозов, в двух МТС— 83 трактора. У работников МТС был гарантированный порядок оплаты труда за счет колхозов: 3 килограмма зерна и 2,5 рубля на трудодень. Колхозники не были заинтересованы в использовании техники МТС на их полях, так как за это хозяйство расплачивалось в основном зерном. Старались обходиться своими силами и негативно встречали новую технику на полях. Когда в колхоз «Новая жизнь» прибыл для уборки хлеба прицепной комбайн «Сталинец», женщины пытались продырявить его серпами: «Сами уберем»,— кричали они. Тогда рабочих рук хватало. По переписи 1939 года в селах района проживало 45814 человек.

У колхозника не было гарантированной оплаты труда. Мерой оплаты был трудодень, и в каждом колхозе он был разновесным. Все зависело от экономического состояния. На трудодень получали зерно, картофель, овощи, мед, солому и т. д., кроме молока и мяса. В 1936 году в районе увеличилось на треть поголовье крупного рогатого скота, свиней, овец.

Колхозы делили выращенное на трудодни только после того, как рассчитаются с государством. Кроме этого, сами колхозники должны были сдать государству 150 яиц, 40 килограммов мяса, 150 литров молока, уплатить сельхозналог. Если селянин сдавал корову, то у него несколько дворов покупали по 40 килограммов мяса в счет госпоставок. Денег колхозникам не давали, и они должны были продавать продукцию своего подворья на рынке, чтобы заплатить сельхозналог, страховку и т. д.

И все-таки, несмотря на проблемы и трудности, колхозы добивались повышения урожайности, хороших сборов. Например, в неблагоприятном 1939 году лучшие колхозные бригады получили по 256 центнеров картофеля с гектара и по 25,5 центнера зерна. Планы по продаже сельхозпродуктов были выполнены.

Становление колхозов проходило в атмосфере небывалых репрессий. Порой за безобидную частушку можно было получить 10 лет. Волна репрессий накрыла и часть сельского населения района. Десятки семей оставались без кормильцев.

«Врагами народа» становились не только селяне. 1 января 1938 года газета «Ленинское знамя» опубликовала статью под названием «Маска с врагов сорвана». В статье сообщалось о прошедшем собрании, где «выступившие товарищи разоблачали негодный вражеский стиль работы первого секретаря райкома Плюшкина и бывшего предрика Султанова».

Вражеская гнусная работа заклятых врагов народа, проводимая Плюшкиным и Султановым, говорится в статье, показана целым рядом неопровержимых фактов. Доказано, что Плюшкин и Султанов, работая ранее в других районах, были связаны с врагами народа, троцкистско-бухаринскими выродками. Работая в Хвастовичском районе секретарем райкома партии, Плюшкин выдвигал свою контрреволюционную «теорию» о бесперспективности Хвастовичского района. Плюшкин все время был в тесной связи с японо-германским шпионом, врагом народа Стремоусовым. Султанов, работая предри-ком в Людинове, имел тесную связь с врагом народа троцкистом Окунем и вместе с ним засорял советский аппарат. Будучи в Унече на руководящей работе, Плюшкин и Султанов приложили свою вражескую подлую руку. Колхозам района они доводили нереальные планы сева, в руководство колхозными фермами насаждали кулацкие элементы и им покровительствовали. На сигналы, поступающие с мест о безобразиях в торговых организациях, на транспорте, враги народа Плюшкин и Султанов не реагировали, клали эти сигнали под сукно. На всех массовых собраниях они выступали с успокаивающими речами, что в Унечском районе де-мол все благополучно, и тем самым усыпляли бдительность парторганизации.

Газета рассказывала также, что «враги народа Султанов и Плюшкин зажимали критику и самокритику в парторганизации. К людям, осмелившимся критиковать негодную работу райкома и райисполкома, относились враждебно, привлекали к партийной и советской ответственности. В райкоме и райисполкоме создавали семейственность, подхалимство и угодничество...

Плюшкин и Султанов имели тесную связь с бывшим начальником политотдела Унечского узла, врагом Рыбиным и начальником отделения Александровым. Вся эта компания окружила себя тесной связью, устраивала пьянки, морально разлагалась.

Плюшкин, Султанов, Рыбин принимали все меры разъединить единство транспортной и территориальной партийных организаций. Они умышленно не проводили объединенных партийных собраний транспортных и районных коммунистов с тем, чтобы не дать возможности вскрыть творимые безобразия на транспорте и в сельском хозяйстве...»

Это собрание проходило 27 и 28 декабря 1938 года, а 29 декабря уже состоялся пленум Унечского райкома партии, который избрал исполняющим обязанности первого секретаря райкома партии 3. Сен-чила. Плюшкин и Султанов были репрессированы. Примерно в то же время арестованы первый директор школы №41 Ф.Жуков, первый завуч той же школы С. Чеславский, другие жители города.

К малоизвестным относится факт, что председатель Унечской погранчека (в 1918 году) Николай Иванов, именем которого названа улица в Унече, был арестован и расстрелян в 1937 году. Последняя его должность — начальник Владивостокского политуправления дальневосточного территориального управления «Сев-морпуть».

В областном краеведческом музее хранится подлинная грамота Петра Бессарабского, героя революционного движения, участника гражданской войны и красного партизана. П. Л. Бессарабский был организатором первой толстовской ячейки на Брянщине, в годы гражданской войны — командиром 29 отдельного стрелкового полка железнодорожной обороны, действовавшего в Унечском районе. Клинцовский райисполком отмечает его героическую борьбу за завоевания Октябрьской революции и дальнейшую активную работу в борьбе за социалистическое строительство. Грамота выдана 23 февраля 1934 года. П. Л. Бессарабский расстрелян в 1938 году.

В настоящее время в районе работает комиссия по восстановлению прав реабилитированных жертв репрессий по политическим мотивам. Реабилитированы и восстановлены в правах жители Унечского района В. Гурин, П. Дедков, Д. Семченко, П. Дмитроченко, И. Власенко и многие другие; посмертно — П. Шумейко, М. Колесников, А. Мытницкий, А. Ладоша...

Также как и по всей стране, невиданных размеров достигла в районе борьба с церковью. Разрушались храмы, запрещалось совершать религиозные обряды, отмечать праздники. Сброшены колокола со звонницы Старо-Задубенской церкви. Надтреснутые, они долго висели на колхозном дворе, и в них отбивали время. Памятниками борьбы с религией остались разрушенные церкви в Лыщичах, Рассухе и в других селах.

Советская власть и партийное руководство огромное значение отводили совершенствованию транспорта. Именно транспорт был назван базой пролетарской экономики. На небольшой узловой станции Унеча происходили большие перемены.

После вступления в строй участка железной дороги Сураж — Орша почти в два раза возрастает объем грузоперевозок на станции. В депо поступают мощные к тому времени паровозы серии «Ы», а позже «ОВ». Налаживается регулярное движение поездов. Поток грузов из Гомеля и Брянска теперь направляется по новой артерии Унеча — Орша. И все-таки скорости движения поездов оставались низкими: до Орши грузовой поезд шел пять—шесть суток. Из Унечи отправлялись сразу две паровозные бригады — смазчики, кондукторы, тормозилыцики. Рост объемов перевозок грузов требовал совершенствования работы всех служб узла, между тем паровозное депо не соответствовало требованиям времени. Нехватка мастерских тормозила ремонт локомотивов, не давала должного эффекта при эксплуатации техники, которая порой использовалась не в полную меру. Например, брянские паровозы простаивали в Унече по 26, а гомельские по 29 часов.

В первом полугодии 1927 года началось движение железнодорожников по совершенствованию технологии производства. Развернулось соревнование за активное участие в рационализаторской работе. Много замечательных новшеств было предложено новаторами производства, сэкономившими несколько тысяч рублей. Энтузиазм рабочих был неистощим. Машинист Киреев предложил не менять бригады в Унече на некоторых поездах.

Со временем начинается строительство новых корпусов депо по типовым проектам. В 1928 году новые цеха были введены в строй. Однако главной проблемой, тормозящей движение новаторов и передовиков, было отсутствие или недостаток необходимого ремонтного оборудования, станков, инструментов. Но главное, не хватало кадров — машинистов, помощников, ремонтников. Они часто заменяли друг друга. Все это влияло на качество ремонта. Постепенно устанавливается строгий контроль за монтажом оборудования, обучаются люди, обустраиваются цеха. В 1929 году начали действовать новые мастерские. В короткий срок паровозное депо превратилось в одно из лучших на Белорусской железной дороге. В двух секциях мастерских ремонтировали сразу восемь паровозов. После ввода в эксплуатацию в 1929 году участка дороги Унеча — Хутор Михайловский расширился железнодорожный узел. Теперь грузы Украины шли на Ленинград нескончаемым потоком кратчайшим путем. Большой грузопоток требовал расширения многих служб и объектов узла. Вступает в строй новое помещение станции, водокачка паровозного депо, соединяются основной и оршанский парки. На строительстве и реконструкции железнодорожного узла в 1927 — 1928 годах израсходовано 1 миллион 300 тысяч рублей, в 1929 — полтора миллиона рублей. В 1928 году создается жилищное товарищество. Кооперативные дома строились по улице Крупской. Жилье в первую очередь предоставлялось активистам и многосемейным. В 1929 году был построен первый многоэтажный дом с водяным отоплением, в котором были самые благоустроенные квартиры того времени в Унече. Рядом с ним выросло еще четыре таких же дома. Улица стала Первомайской по названию клуба имени 1 Мая, который был открыт 1 мая 1928 года.

Несмотря на большие изменения, перестройка работы транспорта на Унечском железнодорожном узле шла медленно. Высок был процент изношенных паровозов, не выполнялись задания и нормы по обороту вагонов, недостаточно четко были организованы нормирование и техконтроль. Партком принял срочные меры по налаживанию работы транспорта. 1934 год стал успешным для унечских железнодорожников. Возрос объем перевозок. Но для радикальной реорганизации производства не было средств. И снова главным резервом, который использовала партия, стало трудовое подвижничество новаторов-железнодорожников. Машинисты Унечского паровозного депо добивались высоких скоростей, экономили топливо, средства на профилактический ремонт. Речь идет об А. П. Смоляке, Б. М. Ефремове, А. А. Скепском и других. По всей Белорусской дороге были известны имена братьев Курашовых, давших слово водить поезда по кольцу от промывки до промывки, покрывая таким образом не менее десяти тысяч километров при норме четыре тысячи; не иметь брака, водить поезда строго по графику. Вскоре братья Курашовы перевыполнили свой почин почти в три раза. В 1939 году они первые получили новый мощный паровоз серии «ФД». В том же году паровозное депо полностью переходит на эти локомотивы на участке Хутор Михайловский — Унеча — Кричев. Пассажирские поезда обслуживались паровозами «СУ».

Все паровозы работали на угле. За поездку в топке паровоза сжигалось до двадцати тонн угля. Несмотря на тяжелые условия работы, локомотивы всегда содержались в хорошем состоянии, к ним были приписаны постоянные бригады. Пятилетнее задание унечские железнодорожники выполнили успешно.

В 1940 году паровозное депо Унеча становится крупнейшей ремонтной базой на Белорусской железной дороге. Широко применяется передовая технология, основанная на принципах взаимозаменяемости узлов и деталей. Строго выдерживалось правило: иметь десятидневный запас деталей и механизмов. В Унечу едут перенимать опыт работники депо Гомеля и Брянска. Здесь ремонтировались локомотивы из Кричева, Калинкович, Брянска Н, Малоярославца и других городов.

Вагонный участок стал работать рентабельно. Высоких достижений добились вагонники в экономии средств, работали без брака.

В прошлом отстающая дистанция пути по итогам работы в 1939 году заняла третье место по дороге. Планы третьей пятилетки выполнили все службы железнодорожного узла Унеча.

Во всех начинаниях застрельщиками были комсомольцы. Хорошо известны имена комсомольцев — кочегара паровозного депо Василия Базана, Георгия Курашова, награжденного орденом Трудового Красного Знамени, и многих других. Молодежь была в числе первых строителей локомотивного депо, клуба железнодорожников, станции Унеча, парка клуба имени 1 Мая.

В 1927 году комсомольская организация Унечской волости состояла из двух главных ячеек: железнодорожной и городской. В обеих ячейках насчитывалось около 70 юношей и девушек. В 1929 году организация увеличилась до ста человек. Секретарем райкома ВЛКСМ в те годы был Сергей Мешков. Железнодорожную ячейку возглавлял Михаил Писаревский, городскую — Николай Симонов. Сельские ячейки были малочисленными, например, в Павловке — пять человек, в Красновичах — четыре, в Писаревке — три. В некоторых селах вообще не существовало комсомольских групп.

Визитка нашего города
 

Члены коммунистического союза молодежи района разъясняли решения компартии на местах и, в первую очередь, по коллективизации. Ходили по селам и буквально доказывали ее преимущества. По воспоминаниям комсомольцев 30-х годов, встречали их с недоверием и пренебрежением. Например, в Волокитиных Кустичах (Волкустичах) был организован колхоз «Красный борец». И стоило лишь уполномоченному П. М. Клищенко отлучиться на заседание райкома, как колхоз самораспустился. У околицы его встретил парнишка поселковой комячейки и сказал, что колхоз пропивают. Пришлось начинать все сначала.

Комсомольцев было мало, но они работали не покладая рук: занимались «снегоборьбой» и ликвидацией неграмотности, участвовали в борьбе с кулачеством, организовывались в отряды особого назначения, вели решительную борьбу с беспризорностью.

Одной из форм комсомольской пропаганды были знаменитые тогда кружки молодежи «Синяя блуза». Участники сами сочиняли стихи, частушки, а иногда даже музыку и выступали с концертами перед рабочими узла и жителями сел. Острыми, злободневными выступлениями они критиковали нэпманов, кулаков, лодырей, пьяниц, прогульщиков и бюрократов. Первыми организаторами и руководителями «Синей блузы» в нашем районе были Иосиф Костюковский и Николай Климкович. На смотрах в Гомеле коллектив неоднократно занимал призовые места.

В 1930 году в Унече было организовано четыре пионерских отряда. Тогда же в помещечьей усадьбе в Долматово был открыт первый пионерский лагерь. В нем отдыхало около 30 человек. Вожатыми были Ольга Сторожук, Анна Боричевская. Директором лагеря был Михаил Кожевец.

Синеблузники
 

Рабочий поселок Унеча значительно вырос, благоустроился. Появилось много новых улиц. Вместе с ростом узла расширялся и коммунальный жилой фонд. В 1940 году в поселке насчитывалось 15 тысяч жителей. Появились новые предприятия - мясоптицекомбинат, крахмалопаточный завод и другие. Указам Президиума Верховного Совета РСФСР от 16 августа 1940 года рабочий поселок Унеча Унечского района Орловской области был преобразован в город.

А. Бовтунов

содержание


18.10.2018г.
Добрый день!

131 год

23.09.2018г. С Днем освобождения Унечи от немецко-фашистких захватчиков.
05.08.2018г. С Днем Города! С Днем железнодорожника!
09.05.2018г. С Днем Победы!

все новости

Случайное фото:
в лесу
перейти в фотоальбомы

 
Сейчас в беседке (0)
    никого нет
[присоединиться к беседе]
 
Внимание! Опрос!

Довольны ли вы качеством воды из-под крана?

Да
Почти
Не совсем
Нет
Мне все равно


результаты

Ежи Лец
Не стоит разгонять скуку силами полиции.
 

 




[Добавить в закладки]


   
    »

Дизайн, программирование и идея сайта -bas- © 2006-17г.

Город расположен в верховьях реки Унечи (приток Ипути, бассейн Днепра), в 140 км к юго-западу от Брянска. Поселение возникло в 1887 году как станция Полесской железной дороги. После проведения в 1929 году линии Харьков — Орша, Унеча становится крупным железнодорожным узлом и начинает интенсивно развиваться. В 1940 году Унеча получила статус города районного подчинения. В период Великой Отечественной войны город был оккупирован. Освобождён от фашистов 23 сентября 1943 года.